Замбия. «Гаишники»

Первое впечатление о людях хорошее. Как всегда, возле таможни отираются менялы, предлагают обменять деньги по их «выгодному» курсу — он выше официального на 20 %.
Качество дорог тут радует, а вот цены на бензин — нет, 1 литр — 4600 замбийских квача, а 1 $ США — 4500 квачей.
Самое полезное в мотоцикле, когда едешь по Африке, это сигнал. Как часто он уже пригодился, чтобы сгонять с дорог людей. Можно делать вывод — особенную любовь к дороге проявляют эфиопы и замбийцы.

zambiya
Опять привыкаю к новым деньгам, к новым ценам, все цены сравниваю уже с танзанийскими и с российскими, конечно. Заметил одну закономерность, у нас всегда проблемы с бензином при въезде в новую страну: его, как правило, нет, даже если существует заправочная станция, то бензина всё равно никогда там нет, и началось это с Судана. Тогда, на выезде из страны, была хорошая АЗС в городке Галабаде, а вот на эфиопской стороне бензина уже не было; и когда выезжали из Эфиопии было несколько заправок, но ни одной уже не было на кенийской стороне, и так далее. И в Замбии обнаружилось полное отсутствие бензина. Пришлось Саньке ещё раз пешком возвращаться в Танзанию с 20-литровой канистрой. Почему всё так? Не могу понять. Скорее всего — делается это специально, чтобы никто не взялся играть на разнице цен на бензин и мотаться туда-сюда с канистрами.
Дороги тут хорошие, теперь — уже начиная с Танзании — проезжаем за каждые сутки по 550–600 км, минимум.
Резина на «Урале» с коляской уже вся стёрлась, стала «лысой». А на моём «Соло» ещё хороший рисунок протектора, а ведь уже пройдено 10200 км со старта в Москве. Вот тебе и отечественные покрышки!
Первый раз спросили на полицейском посту страховку, затем попросили включить свет — дальний, ближний, поворотники, а у «Соло», как на грех, не горят поворотники — Дед никак не может найти причину. А у «Урала» с коляской не горит STOP-сигнал.
Полицейский и рад стараться: пригласил меня в офис — такой шалаш из тростника — и объяснил, что за такое нарушение предусмотрен штраф 476000 квачей, это примерно 100 долл., а за STOP-сигнал — 270000 квачей! Я ему объясняю, что это очень большой для нас штраф. Всё-таки сошлись на том, что я дал ему взятку по 100000 квачей (22 долл.) за каждый мотоцикл, и мы раскланялись.
Вот тебе и первый штраф с момента старта! Не очень-то приятно, заплатил такие деньги, это же 45 литров бензина! Сразу вспомнил нашу Россию, где такие взятки — обычное дело! Мерзко.
Здесь многие парни держат в руках стебли сахарного тростника и грызут их, наверное он сладкий, но нам так и не удалось попробовать. Национальная особенность.
Несмотря на то, что мы находимся где-то в центре страны, но дорога пустынная, машин встречается мало, зато асфальт гладкий, не ухудшается; всё это позволяет нам быстро двигаться к Лусаке — столице Замбии.
Перед Лусакой остановились попить чаю и сфотографироваться рядом с указателем — 65 км до столицы. Набежала толпа детворы и облепила нас, стали для нас настукивать африканские ритмы руками по корпусу коляски «Урала». И так у них хорошо получалось, словно каждый день на мотоциклах репетируют, что я даже начал вместе с ними подплясывать. Дед решил их наградить «орденами», он с собой в Африку из дома захватил сотню разных комсомольских значков. Он высыпал штук тридцать значков, и тут начался такой переполох: каждый норовит схватить по значку, даже драться между собой начали. Вот так Володя посвятил деревенскую африканскую молодёжь в комсомольцы.
Проехали уже с Новороссийска до Лусаки 11300 километров. Полицейские останавливают — смотрят на табло спидометра, удивляются, смеются в восторге. Но иногда попадаются полицейские очень похожие на наших «гаишников-гиблодэдэшников» — проверяют работу поворотников, фар, стоп-сигналов, на лице выражено чёткое желание до чего нибудь докопаться, чтоб получить взятку. Это факт, Замбия оказалась первой страной, после России, где мы увидели таких гнусных полицейских — до этого никто у нас даже документы на мотоцикл и страховку не спрашивал. Хорошо, что ещё не обыскивают!
Качество дорог не перестаёт удивлять. Животных ещё не видели, только иногда лежат на дорогах раздавленные большие змеи, а ведь по стране проехали уже 1050 км. И городов тоже нет, лишь небольшие селеньица.
Приехали в Лусаку. Город как город, не очень большой. Сразу в банк, но деньги мне ещё не прислали, обещают завтра, будем ждать где-то «прописаться». Прежде всего поехали в посольство Ботсваны — сделать визы, а совсем рядом, через дорогу, оказалось и российское посольство.
Подали ботсванцам анкеты, паспорта, через три часа те обещали поставить визы. Приходим, нас пригласили к консулу. В кабинете сидит сердитый чернокожий дядька с важным видом. Расспросил о цели визита и не спеша начал ставить штампы в паспорта, и ещё на какие-то листки, которые потом медленно заполнял. Время от времени он вставал со стула, чтобы разогнуться, расслабить спину от такой «тяжкой» работы.
Порядки на дорогах странные: пацаны с ворованными товарами подбегают на светофорах к машинам и предлагают кто что — батарейки, зубочистки, фрукты, бритвы, разное барахло.
Белых тут мало — примерно 1 к 400-м. Перчатку выдают регулировщику почему-то одну, и он машет рукой в белой перчатке, вместо жезла. Странно! Но, как говорят большинство водителей, на перекрёстках машины даже при большой загруженности дорог, разъезжаются быстро, до тех пор, пока не вы — ходит этот регулировщик, тогда, после его старательного регулирования, и образуются заторы.
В городе много обезьян, они живут на деревьях, их много и на территории российского посольства, а вот где живут чернокожие люди, там обезьяны отсутствуют. Объяснение очень простое — негры съедают всё живое, что попадается им на глаза. Обезьяны это отлично понимают.
Настало время сократиться составу нашей команды — собрался уезжать фотограф Володя Новиков! Я с ним съездил в авиакассу и мы забронировали самый дешёвый билет до Москвы, он вынужден был нас покинуть, отпуск его давно закончился, и чтоб не потерять работу, он рвётся домой.
Из-за майских праздников все работники нашего посольства отдыхали. Консула мы всё-таки дождались — молодой такой парень Максим, поговорили. Посол, имя его я так и не узнал, он нам и не показывался, не хотел нам помогать с расселением, но через два часа всё-таки заочно распорядился, чтоб нас разместили в пустующей однокомнатной квартире на территории посольства. Мы всё это время сидели на лужайке возле посольства и съели четыре консервы. Деньги нам не высылают из Москвы, там тоже всё идут бесконечные праздники, после 1 мая ещё неделю, и банки не работают, придётся ждать!
Выяснилось, что здесь негры белых людей называют — «люди без кожи». Они считают, что все люди должны иметь чёрный цвет кожи, а если белая, значит настоящей кожи сверху нет. Так что смотрят на нас, наверное, с сожалением, что мы такие убогие, болезные, что нам так не повезло со здоровьем.
Поселились в посольстве. Во всех комнатах всех наших посольств, как правило, чаще всего висят картины, фотографии и плакаты на тему зимы: зимний лес, лыжники или уж яркая жёлтая осень; видимо, в Африке русские скучают по морозам, по России, по холодам, по краскам осени, а глядя на такие картинки лучше себя чувствуют.
Вскоре посол отношение к нам переменил, говорят, он в Интернете ознакомился с нашими материалами, посмотрел фотографии, прочёл статьи об экспедиции и разрешил нам быть три дня на этой квартире. Посол через консула спрашивал: «А они несут российский флаг? Я видел только какой-то чёрный?» Российский у нас, конечно же, есть, а чёрный флаг — это флаг гоночной команды «Racing team» от клуба «Ночные Волки», из Москвы. Он — как талисман у нас! А посол, в окно, наверное, выглядывал, подсматривал — странно это!
Вечером мы решили устроить праздник: купили торт, еды, водки, кстати, этот алкогольный напиток есть во всех странах, где мы были, кроме арабских. Выпили, тут проявилась в полной мере вся наша казачья сущность. Фотограф затаился на кровати, он, в этом смысле, не наш человек, а мы песни петь начали, в комнате стало тесно, вышли на улицу. Дед докопался до чернокожего охранника, хотел, наверное, вырваться за территорию посольства, но нас не выпустили, и конечно же, к лучшему, а то неграм плохо пришлось бы. Потом мы стали проявлять особые чувства к нашим стальным коням, тогда Дед совсем разбушевался, пришлось его брать в охапку и уносить на кровать. В итоге нарушился покой всех россиян, живших на территории, но никто почему-то к нам не присоединился, да и вообще — не показал и носа из «нор»! Странно. За компанию всегда у нас любят посидеть.
Утром засобирались в дорогу, никак не сидится на месте, наша свободолюбивая сущность потребовала простора. Вот, понадеявшись на оставшиеся сто долларов — решили доехать до Ливингстона, и там получить перевод, хотя логичнее было бы остаться. Вьючим мотоциклы и слышу, как проходящие рядом «россияне» шепчутся: «Казаки приехали!», соседка-учительница многозначительно молчит. Им нас не понять, скажут, приехали какие-то ненормальные, за тридевять земель, и опять куда-то собираются!?
Направляемся на юг, к городу Ливингстон.
Вдоль дорог люди, завидев нас издали, замирают в изумлении, кто шёл — так и застывает, а кто что-то делал — бросает работу, дети прекращают игры и бегут к дороге. Все встают и смотрят на нас как мы проезжаем мимо. Если ж останавливаемся, то всё-таки больше внимания уделяется «Уралу» с коляской, а не моему «Соло». Его внимательно рассматривают, щупают коляску, иногда фотографируют. Скорее всего, здесь никто представить не мог, что существует в мире такой большой мотоцикл странного вида. На нём установлено седло удивительной модели, отдельно для водителя — для пассажира. Многие щупают, проверяют — жёсткое оно или мягкое!?
А на асфальте всё также попадаются раздавленные змеи, гниющие на обочине. Эх, жаль — снимать теперь некому: наш фотограф остался в Лусаке ждать авиарейса в Москву, нам как-то даже непривычно без него сегодня, даже грустновато стало, теперь мы дальнейший путь проедем втроём. Я заметил, что мы на стоянках между собой об этом разговариваем.
Радует, что здесь не жарко, не надо снимать куртки, тут наступает зима, а я раньше думал, что в Африке жарко всегда — и зимой и летом, а оказывается всё не так.

Недолго, и приехали в город Ливингстон. Тут наши деньги кончились совсем, я с надеждой звоню в Москву, а перевод оказывается уже выслали в Лусаку, возмущению моему нет предела — почему?! Сказал же, чтобы выслали сюда, в Ливингстон! Неужели здесь нет пункта «MONEYGRAMM»?! У меня остались деньги только на проезд до Лусаки, около 12 долларов, а за пятиминутный разговор по телефону надо заплатить аж 20, пришлось оставить в залог CD-плеер, объяснив, что завтра отдам долг. Подъехали к автостанции, автобус ещё не ушёл в столицу, а билеты не продают — полный автобус. Я ещё могу успеть получить сегодня деньги, если доеду на 10-часовом автобусе. Пытался уговорить кассира продать мне билет, но он не поддавался никак, предложил ему 50 % награды от стоимости билетов, он тут же отреагировал положительно, попросил подождать. Через двадцать минут билет был у меня в руках, я сел сзади на свободное место. Немного грустно расставаться с пацанами, да и на автобусе, после мотоцикла, ехать противно, а куда деваться? Надо!
Решил купить на последние оставшиеся 10000 квачей картошки жареной, пирожок и сок, думаю — будь что будет, а есть очень хочется. Познакомился в пути с соседкой — чернокожей девушкой, разговорились, имя её сейчас забыл, помню только, что бы я ей ни сказал, у нее на всё ответ «Найс, найс!» Я ей про войну в Ираке, реакция одна — «Найс, найс!»
Автобус прибыл к вечеру в Лусаку. Пошли мы с ней банк искать, нашли, но уже с закрытыми дверями. Распрощался я с новой знакомой, напоследок она мне протягивает деньги — возьми, мол, пригодятся, я отказался, но на душе стало теплее!
Направляюсь, конечно, в российское посольство, но консула там не оказалось. На удивление быстро нашёл улицу ITUNA ROAD, где нас позавчера разместили по приказу посла. Охранник открывает дверь, смотрю, а во дворе, к моему удивлению и к радости, сидит Володя Новиков — наш фотограф.
— Я же говорил тебе, Сергей, что вернёшься, так и получилось! — он встал со скамейки, расплываясь в улыбке.
Я обрадовался, увидев его — и переночевать можно. Оказывается, он получил свою тысячу на дорогу домой с помощью консула в том же банке, где и мне предстоит получать. Максим ему купил авиабилет и завтра Володя улетит в Москву, но вот что оказалось — выдают тут сумму замбийскими квачами, а не долларами. Хотя деньги отправили из России долларами, но всё равно — выдают квачами, которые обменять на доллары весьма проблематично. Володя вчера пытался поменять оставшуюся сумму, после покупки билета, но не смог, долларов нигде нет.
На следующий день Максим мне помогать отказался, мол, сам решай все свои проблемы. Я полдня пробегал по банкам и всё-таки умудрился всю полученную сумму поменять на доллары. И даже, к счастью, успел на последний автобус в Ливингстон.
Как же там мои Санёк с Володей? Постоянно думаю о них, ведь они остались совсем без денег, наверное, голодают. Приехал в город поздно вечером, ребят на автостанции не было, мы договорились, что они меня будут ждать целый день с 7 утра до вечера.
Устал я после сегодняшней езды, водитель набил автобус людьми, как банку набивают капустой, на меня всю дорогу норовила сесть женщина с ребёнком, но я свой позиции упорно не уступал, помня поговорку: «дай негру палец, он и всю руку откусит». Ко мне поворачивалась с переднего сидения девочка лет восьми, и рассматривала меня — и что она во мне такого увидела, наверное ей просто интересен белый человек, и она всё-таки отважилась поинтересоваться моим носом, он сильно облез после африканского солнца.

Утром встретились с ребятами, они были рады моему возвращению, оказывается, они две ночи спали в палатке, во дворе гостиницы, куда их пригласил хозяин — индус. Ребята были очень благодарны ему за помощь.
Сразу едем в закусочную, Санька и Володя с жадностью употребили огромные порции жареной картошки с курицей. Настала пора отправляться в историю. В 10 км от Ливингстона находится известный во всём мире водопад Виктория, это на реке Замбези. Мы с Санькой с детства мечтали об Африке, ну и конечно же — о водопаде, который открыл известный путешественник, миссионер, Давид Ливингстон, посвятивший всю свою жизнь изучению Африки.
Подъехали. Это зрелище нельзя передать словами! Огромные потоки воды, всей сразу реки Замбези, низвергаются вниз с высоты 120 метров. Невозможно оторваться от вида, фотографировались, любовались, дышали!
На автовокзале, слышу, кто-то издаёт такие звуки как будто кошку зовёт: «Кс-кс-кс!», оборачиваюсь, оказывается обращение ко мне: «А что у вас с носом?»
Торговец фруктами предлагает бананы. В Замбии я несколько раз замечал такую форму обращения. А вот что интересно, в Судане таким же звуком просят водителя автобуса остановиться, выходит человек на дорогу и «кс-кс-кс» поёт, нам же привычнее взмахнуть рукой.
Не доезжая 25 км до городка Кузулунги у Саньки опять кончился бензин, я слил со своего бака два литра ему, надеясь на остатках доехать до границы Ботсваны. Проехал 15 км на этом резерве, и заглох. Говорю:
— Ребята, езжайте вперёд до ближайшей заправки, а мне оставьте канистру и шланг — буду пытаться останавливать машины и просить бензин, может вам не придётся возвращаться сюда за мной!?
Многие машины проносились мимо, но вот одна остановилась, в ней сидит паренёк-негр, бензина у него не нашлось, но предложил подвезти — а как, я же мотоцикл не брошу! Следующим «застопился» микроавтобус, в нём ехала семья из Намибии — немцы. Мужчину я узнал сразу, у него были длинные волосы, я видел его на водопаде Виктория. Дали они мне четыре литра из большой канистры. Поинтересовались: «А где ещё двое, вы же были на водопаде втроём?»
— Впереди где-то.
— А откуда вы, и куда едете?
— Из Москвы.
Мужик с косой аж присвистнул от удивления. Пожелал счастливой дороги, сказал, что Намибия — очень хорошая страна! Будем надеяться!
Встретился я со своими ребятами уже на границе, недалеко от городка Казунгула, им тоже кто-то дал несколько литров бензина.
Замбийскую границу прошли быстро! Всё также пристают разные менялы, предлагая «выгоднейшие» курсы валют, пришлось у одного из них обменять остатки квач на деньги ЮАР. Планировал, если переправляться в Ботсвану, через реку Замбези, на пароме, всё равно там потребуют ботсванийские или юаровские деньги.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.