Вечность на дороге

Мы уже, кажется, целую вечность в дороге, тысячу лет на мотоцикле, — чувствуется усталость, да такая, что приходится просто заставлять себя садиться снова за руль; дорога тоже порядком надоела, только и видим — дорогу и спидометр, спидометр и дорогу! Зачем? Ведь надо смотреть вокруг, любоваться этими дивами, ан нет, в голову вбита, как гвоздь, цель — Владивосток, Владивосток, Владивосток… Вот и едем, крепко держась за руль, наблюдая за счётчиком спидометра и считая, по одному, километры. Эх, проходит сейчас бесполезно моя жизнь — и как проходит: сижу на мотоцикле, а потом вдруг прояснится — так это же моя мечта осуществляется, мечта моего детства, моей, нашей с Санькой, юности!?

vechnost_v_doroge
Нет, шалишь! Здорово это, здорово!
Так что — вперёд, на Владивосток! Значит, и романтику надо питать, осмысливать её, переживать за мечты, чтобы не чувствовали они себя в голове одинокими среди забот насущных, ежесекундных. Романтика — это мечты о вечном!
Я с 13-ти лет мечтал о мотоциклах, и о такой, вот, жизни на мотоцикле, как сейчас. Я не спал ночами — видел себя за рулём, и вот оно свершилось — я слился с мотоциклом, он — часть меня: если его колесо попадает в яму на дороге, то мне от этого больно, я жалею моего стального друга — часть моего тела, он для меня живой, я с ним разговариваю мысленно, посылая ему поддержку, и он отвечает — терпит и идёт вперед; и мы — люди, терпим тоже, и продвигаемся вперёд вместе.
Я уважаю и люблю свой родной «Урал», своего красавца-«Волка», словно мы стали «волками», на время, безумными байкерами, потерявшими чувство реальной жизни. Для нас сейчас существует только эта дорога, только мотоцикл и невидимая цель впереди. Мы в каком-то другом измерении, во сне, это необъяснимое мироощущение, мы так не похожи на всех окружающих нас людей, мы ненормальные, нас многие по дороге так и называют.
Почему?
Да потому что наши брюки не стирались уже 15 дней и это здорово заметно, наши куртки в пыли и представляют для мух лакомое блюдо, так как на их поверхности размазано огромное количество насекомых разных цветов и размеров, жёлтых, зелёных, лиловых, ржавых…
Где бы мы не проезжали и не останавливались в пути: на АЗС ли, в столовых, на стоянках, в магазинах и даже на светофорах, сразу находится очень много любопытных, которых интересуют и мы, и наш транспорт, наш маршрут, и самый вид. Окружают, рассматривают, почти всегда задают вопросы такого характера: «Наверное, тяжело держать руль весь день, да? Это как на заводе, у станка? А в дождь вы тоже едете? А это что — „Харлей?“» — показывая на «Урал», «А сколько стоит мотоцикл? Какая мощность, какой объём?» Многие Удивляются внешнему виду нового «Урала». И нам странно и приятно это — так своим путешествием мы помогаем узнать людям новый Русский мотоцикл. Крайне редко бывало, что попадались те, кто узнавал в «Волке» — «Урал». Зачастую водители-дальнобойщики и те — просились сфотографироваться на русском «Харлее». Остаются под впечатлением от встречи с нами, прощаются и с мотоциклами: наверное, мы со своими железными конями пробуждаем в них замершие где-то в душе детские фантазии о таком же удивительном стальном друге. Приятно остаться в чьей-то памяти добром!
После Читы, в Читинской области, дороги стали совсем никудышные, асфальт вовсе в редкость, в основном гравий и щебёнка, бесконечные спуски и утомительные подъёмы на горы. Мотоциклы так и стонут, да ещё стоит сильная жара, двигатели греются, опять всё в пыли, да всё ямы, ухабы, молимся — хоть бы до Владивостока выдержали бедные лошадки!
Решили — доедем до Чернышевска и там будем грузиться на платформу, там все машины грузятся на железную дорогу, даже огромные грузовики. Как нам сказали — дальше, до самого Шимановска, дороги нет, паромов и мостов через реки тоже нет. Край тяжёлый, так и хочется сказать — нищий, в городках и сёлах грязно, уныло, но люди, на удивление, хорошие, отзывчивые, готовые помочь. В деревнях даже старые люди ходят за грибами и ягодами, с большими баками за спиной, они как рюкзаки висят сзади, туда входит где-то вёдер пять, не меньше, удивительно — попробуй донеси!
Подумали — будь у нас мотоциклы «эндуро», ещё можно было бы попробовать ехать по тайге без дороги, но наши мотоциклы созданы для асфальтовых дорог, особенно «Урал-Волк» с его низкой посадкой. Уже сейчас езда по плохим дорогам сказалась на нём: правый глушитель болтается на проволоке, левый весь в пробоинах, резина вся в подозрительных глубоких трещинах, и изрядно стёрта. Но надо отдать должное — «Волк» держится молодцом и мужественно едет вперёд.
В Чернышевске посчастливилось загрузить мотоциклы в вагон проходящего почтово-багажного поезда, проводники позволили нам ехать тоже в вагоне вместе с мотоциклами. Класс! Не расстались!
18.08.2002. Выгрузились на станции Облучье недалеко от Белогорска. Здесь прошёл дождь, дорога в очень плохом состоянии, сплошная жижа из грязи, хорошо, что глина тут с песком, а то бы совсем увязли, да выручают глубокие колеи, оставляемые грузовыми автомобилями, по которым и пытаемся передвигаться. Радуемся, что участок полного бездорожья проехали в вагоне, иначе бы в тайге похоронили свои родные мотоциклы, как это получилось у наших предшественников — байкеров из Харькова.
Они сунулись в самые дебри, отказавшись от платформы, от вагона. В результате довели двигатель «Днепра» до такого состояния, что спасти его в этих условиях не удалось!
От Читы до Биробиджана нет не одного поста ДПС, а вот в Приморском крае началось — часто останавливали. Но всё равно — за один день, 19 августа 2002, с раннего утра и до 23:00, проехали 730 км и достигли своего Владивостока. Ночь!
Въехали в город. Машины вокруг только японские, это сразу бросается в глаза, на улицах порядок, нет мусора, здания в хорошем состоянии, одним словом — город красивый, умытый и выглядит аккуратно. Так и подобает крупному портовому городу, ведь сюда съезжается столько иностранцев, моряков, туристов, привозят столько товаров из Китая, Японии, Кореи, Австралии, да со всего мира!
Добрались! 21 день — 9000 км! Большой поклон нашим стальным труженикам, это они — настоящие герои, а мы ехали с ними, за компанию. Наступил новый день 20 августа 2002 года.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.