Судан

Прибыли в Вади-Хальфу спустя 20 часов. Началась разгрузка вещей с судна — коробки, мешки, ящики, тюки, что-то кладут на пирс или в грузовички. Этот хаос пытаются упорядочить таможенники в голубой форме. Уже 3 часа мы ожидаем на изнуряющем солнцепеке баржу с грузом и с нашими мотоциклами, которая болталась на буксире за нашим судном, на тросах, во время движения по водохранилищу, но перед самым городом вдруг пошла своим ходом.
Здесь жарче, чем в Египте, чувствуется жгучее дыхание пустыни Сахары.

sudan
С трудом сняли мотоциклы с баржи. Осматриваемся. И тут к нам подбежал какой-то старичок и давай что-то говорить на ломаном английском и чистом арабском, сильно шепелявить, — из всего сказанного я только понял то, что он поможет оформить все документы в таможне. У Мухаммеда, так звали нашего нового знакомого, я даже не успел спросить — сколько будут стоить его услуги, как он уже лихо вскочил в седло на крыле коляски (Володя с Саней ещё в Египте переставили сиденье с штатного места сзади на крыло, чтобы в песках можно было быстро спрыгивать и толкать мотоцикл!) и энергичным жестом руки указал по направлению к одноэтажным зданиям, находящимся в пятистах метрах от нас.
— Кто он такой? — размышлял я, — наверное какой-нибудь брокер или уважаемый человек в этом городке, судя по тому, как его приветствуют люди — зарабатывает своим авторитетом.
Кто бы он ни был, ясно одно — с таким энергичным старикашкой все таможенные процедуры мы пройдём быстрей. В одном из зданий, в помещении суета — идёт процесс растаможивания грузов и проверка багажа, работёнка для пограничников и таможенников один раз в неделю, — что же они делают в остальные дни?
Мухаммед помогает заполнять разные бумаги, бегает по кабинетам, между делом успел нам обменять у кого-то 100$ на суданские динары (1$ — 250 динар).
К нам подходят таможенники — интересуются нами, засыпают вопросами: «Откуда? Куда? Зачем?» Я тоже время зря не теряю — у них узнаю какую избрать дорогу до Хартума, либо ехать вдоль железной дороги по пустыне, она короче на 100 км, чем та что проложена вдоль реки Нил.
Но если ехать по первой, то около 370 км не встретишь ни одного населённого пункта, а наши мотоциклы не позволяют нам взять лишний запас воды и бензина.
Во втором варианте привлекает близость реки и населённые пункты, которые хоть иногда, да будут попадаться по пути. Все эти выводы делаю после бурного обсуждения с разными людьми на эдакой «конференции», в ходе которой собралась целая толпа, и из-за шума и гама пришлось закончить совещание — запутался окончательно! Тут подбежал прихрамывая наш дедушка и вручил паспорта уже с въездными штампиками.
О том, что наши визы почти закончились, никто даже не заикнулся, а мы так торопились и переживали! Мухаммед привел таможенников, которые проверили номера шасси и двигателей, слегка досмотрели багаж, потребовали указать в декларациях не только сотовый телефон, GPS, фотоаппараты, видеокамеру, но и все номера, модели (которые даже проверили до единой цифры) — такого ещё нигде мы не встречали!
Через 2 часа мы вырвались на свободу, дедушка тот с нами даже не хотел расставаться.
Свобода продолжалась недолго, через 100 м дороги не стало, тяжёлые «Уралы» увязли в песке. «А где же дорога? — недоумевал я — Всё… придётся отвыкать от асфальта, и привыкать к бездорожью, если здесь в довольно-таки крупном населённом пункте творится такое — что же будет дальше!?»
Стемнело как-то быстро, въехали в Вади-Хальфу, я ожидал увидеть городок похожим на египетский Асуан с многоэтажными домиками, судя по кружочку того размера, которым его обозначают на карте, но был очень удивлён: двухэтажных домов вообще нет, всё это напоминает кишлак или аул в нашей Средней Азии. Дома одноэтажные с плоскими крышами, огорожены забором, все из глины.

Дорог нет, все свободные пространства в городе могут служить дорогой — сотни автомобильных следов в песке, куда хочешь туда и езжай.
Остановились возле магазина, запаслись водой и продуктами, рассчитался я с нашим другом по 25 $ за каждый мотоцикл, он на радостях истратил почти все деньги себе на продукты.
Теперь я ему объяснил что нам надо запастись бензином, поехали мы его искать: я думаю, он умышленно гонял по многим улицам сидя на крыле «Ураловской» коляски с двумя переполненными пакетами в руках, чтобы все его видели в таком виде, с людьми европейской внешности да ещё восседающим на мотоцикле. С довольным видом триумфатора он приветствовал буквально всех, кто встречался на пыльных улицах. Люди с удивлением и с восхищением в глазах провожали нас взглядами, многие узнавали в одном из мотоциклистов Мухаммеда, в восторге тоже приветствовали его, чтобы засвидетельствовать своё почтение. Мне кажется после такого рейда слава о нём ещё долго будет ходить по Вади-Хальфе, — молодец, что говорить! — не упустил момента поднять свой авторитет.
Наконец-то мы остановились возле какого-то дома, вышел хозяин, поздоровался, между собой они долго о чём-то беседовали, а мы сидели на стульях, которые нам принесли дети из дома, стулья поставили прямо в песок. Оказывается, наши новые знакомые обсуждали вопрос — где взять бензин, и приходилось подождать. Через 30 минут подъехал грузовичок с полными канистрами, мы заполнили бензином баки и две канистры по 30 литров. К моему огорчению, бензин оказался дорогим — почти доллар за литр. Эх жаль, надо было запастись в Египте! Теперь нужно было окончательно решить основной вопрос, который не давал мне покоя — какой дорогой всё-таки ехать. Тот человек, который нам продавал бензин, мне без лишних слов — понимая, что мы не говорим на арабском — жестами дал понять, что «вдоль железной дороги лучше не ехать! — увязните, сплошной песок да к тому же заносит дорогу-колею в песке!» Посоветовал ехать вдоль Нила, дорога до Данголы 450 км — камень с песком, да и люди есть. К ночи мы и выехали.
Первые ПО км от Вади-Хальфы проходят по пустынной местности, кроме камней, песка и невысоких гор, ничего не увидишь. Стоит страшная жара, нет никаких признаков жизни, одним словом — мёртвая земля, даже если в воздухе и пролетит какая редкая муха «типа цеце» и той рад, хоть какая-то живность есть, организм всё же!
Дорога очень плохая — одно название: вся в ямах, кочках, часто занесена песком. Тяжёлые «Уралы» быстро закапываются в песок. По песку мой «Урал-соло» идёт хуже, чем «колясочник»: его бросает в разные стороны, трудно удерживать руль, но ещё не падал. Но зато если задним колесом застреваю в песке, проще вытащить, чего не скажешь про «Урал» с коляской — тот, если застревает, то Володе Новикову приходится выползать из коляски, а Санька или «Дед»-Володя Сайгаков (буду называть его Дед, раз уж он так просит!) выпрыгивает из седла, и начинают выталкивать, иногда помогаю и я.
Первая ночь в Судане. Уже часа четыре в дороге, а встретили всего лишь один грузовичок, да и проехали всего километров 180.
— Да-а-а, глухомань… — делится со мной Саня, когда в очередной раз мы останавливаемся, чтобы дождаться двух Владимиров — они как всегда ползут медленнее на «колясочнике». Думаю — «хватит на сегодня езды, пора искать место для ночевки!» Отъехали за ближайший холм и, пока Саня и я ставили палатку, Дед на примусе вскипятил чайку, — пьём и делимся впечатлениями дня. А фотограф наш в это время потихоньку пролез в палатку и уснул, и это явление, как оказалось впоследствии, будет повторяться всегда, пока мы будем ехать по Африке.
Вот пришла пора — отогреться, после езды по холодным и снежным странам — России, Турции.
— Всё-таки жара лучше, чем холод, да Сергей!? — спрашивает Дед.
— Не знаю, не знаю, дальше может быть ещё жарче, из крайности в крайность тоже плохо, — отвечаю ему. А что ещё ответишь, в таких местах мы все — впервые!
Передвигаемся очень медленно — это вам не асфальт, километры даются тяжело. Доехали до посёлка Коша, а вот и домики суданцев, огороженные стенами из глиняных кирпичей, или как их ещё называют у нас в Казахстане — из самана. Здесь все дома за сплошными стенами высотой в рост человека, крыши плоские. Надо попросить воды.
Пустынные улицы по нашему приезду сразу наполнились ребятишками, из домов вышли женщины, укутанные в платки (сколько уже едем по арабским странам и я нигде не видел женщин с непокрытой головой!). Вышел мужчина, пригласил нас всех сразу в свой дом к столу, угостил чаем и фулем. Фуль — это варёная фасоль, в Судане — самое распространённое блюдо.
Внутри дома стены замазаны глиной (заштукатурены), хоть и бедно, но чисто, — кроме стола и кроватей ничего нет, а простыни зато очень чистые. Кстати, и одежда на людях чистая, белая, странно это очень. Как они умудряются среди такой пыли выбеливать одежды и простыни?
На кухне тоже просто: котёл, несколько кастрюль, вот и всё убранство.
Здесь люди не могут поверить, что мы едем из Москвы на мотоциклах на юг Африки. В Сирии, Иордании, Египте, когда люди узнавали наш маршрут, верили, а здесь не верят, наверное потому, что даже не предполагают, что где-то могут быть сплошь асфальтированные хорошие дороги. А весь маршрут ехать вот по таким плохим колеям в песке было бы очень сложно — это они понимают!
Женщина, продавшая нам бензин, никак не могла понять, что мы едем на мотоциклах из Москвы в далёкий Кейптаун. Говорила: «Флайт? Флайт? Вы наверное на самолёте туда полетите?»
От Вади-Хальфы до Донголы попалась всего одна бензиновая станция, да и то ближе к Донголе. С бензином в этих местах сложно, продают его люди в каких-то сараях, да надо ещё поискать где! Бензин расходуется (улетучивается?) с невероятной скоростью, бак пустеет уже через 115 км, это очень большой расход топлива. Удивляться тут нечему — едем только на второй передаче, часто и на первой, да ещё приходится частенько буксовать в песках.
Осталось 100 км до Донголы, дорога почти не улучшается, но зато появилось в населённых пунктах электричество, до этого я электрических столбов нигде вовсе не видел.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.