Гоночная эйфория

От долгой езды я просто перестаю чувствовать руки, они как ватные, не ощущаю ими руля. Помню, на «Урале» такое тоже бывало, но реже, по-видимому «Хонда» полегче, «отыгрывает» неровности дороги, и требует от меня больше мелких движений в управлении; или я стал меньше отдыхать, меньше останавливаюсь — не знаю! А что останавливаться — двигатель на «Хонде» греется меньше, чем на «Урале» — у «японки» есть радиатор и масляное охлаждение. Надо бы прекратить доводить себя до такого состояния, до изнеможения, это всё добром не кончится: я просто перестаю чувствовать реальность, и нахожусь как будто бы в состоянии полёта, невесомости. Это эйфория — вредная, затягивающая, уводящая в никуда!

gonochnaya_eyforiya
И вообще почему-то у меня установился внутри «настрой» спортсмена-гонщика, а не путешественника, и это — неправильно. Всю Россию проскочили быстро, и тут то же самое: мчимся вперёд, вперёд, и кроме дорог ничего не видим. Потом дома спросят: «Ну, рассказывай, Серёга, что видел!? Путь-то проделал немалый!» А что я отвечу?: «Дорогу видел, да местность мелькала по бокам, мимо глаз!» Не-е-е-т, с этой гонкой пора завязывать, ведь не соревнования же! Понимаю это мыслями, головой, но — что за феномен? — ничего с собой поделать не могу, гоню и гоню! С утра до позднего вечера — едем и едем, останавливаемся только заправить мотоцикл и поесть! Наказание!
Скорость по бразильским дорогам можно держать 100 км в час, иногда 120. Бензобака ёмкостью 13 литров хватает на 250 км, но тут вдруг местные жители предупреждают нас, что дальше с заправками будет похуже! Мы с Тимуром подумали, посовещались и решили: не будем обременять себя канистрами с бензином, багажник и так под грузом, трещит по швам, вот-вот отвалится! Ночёвка с 17 на 18 сентября на окраине городка Трес-Лагоас (Tres-Lagoas). Пересекли знаменитую реку Парана. Красотища! Следим за картой и указателями — где-то скоро должен быть городок Кампо Гранде (Сатро Grande), в котором нам поворачивать на север, а до этого мы всё время стремились на запад, на запад. И вроде бы не гнали мы так сильно, но, наверное, головами крутили на местные достопримечательности, что чуть не пролетели нужный поворот. Едва усмотрели указатель в том Кампо Гранде — нам дальше на посёлок Рио Верде де Мато Гроссо (Rio Verde de Mato Grosso), потом на городок Коксим (Coxim). Всё твердим: «Пора изучать язык!» Но не даётся он нам — хоть тресни! Когда добираемся до кемпинга, валимся с ног, тут лишь бы помыться и отдохнуть, какой уж язык? Но бывало, что ночевали и в палатке, так было в ночь с 18 на 19 сентября, поставили свой «домик» через 100 км после посёлка Кампо Гранде.

Вот тебе и поломка на японской технике. Не успели проехать по Южной Америке 2000 км, как порвалась цепь, хорошо, что взяли запасную. На замену ушло несколько часов — эта техника мне незнакома, изучал!
По мере продвижения в глубь материка, удаления от Тихого океана, дорога всё ухудшалась, вскоре совсем исчезла разметка, местами асфальт вовсе разбит. Мы, вообще-то, надеялись на лучшее, тем более, если учесть, что у них тут в Бразилии нет железных дорог, все перевозки — только автомобильные, движение больших грузовиков с товарами очень интенсивное — что ж они за дорогами-то своими не следят?!
Постепенно меняется не только дорога, но и заметно меняется вид городков и маленьких посёлков вдоль дороги. Уже «невооружённым» глазом видна бедность этих краев, удалённых от столицы, много обветшалых и убогих домишек. Ближе к океану уровень жизни был гораздо выше, в населённых пунктах там было намного чище, здания были аккуратнее и красивее, газоны пострижены. Но вот что странно — в любом крупном столичном городе, даже самом чистом и благополучном внешне, всегда много нищих: они ходят по улицам в одной грязной набедренной тряпке, попрошайничают, что-то суют тебе, чтоб ты купил. А вот здесь, в провинции, таких нищих нет — некий средний уровень бедноты, если можно так сказать, и всё!
19.09.2002. Мы сегодня перевыполнили план — проехали больше 500 км, достигли городка Рондонополис (Rondonopolis), после которого нашли место для ночёвки, и эту ночь — с 19 на 20 сентября 2002 спали в палатке, недалеко от дороги. Без знания языка, в принципе, обходимся, но сложно объясниться при поломке мотоцикла. Зато случаются комичные бытовые случаи — например, просишь в столовой хлеб, а тебе приносят тарелку жареного мяса.
Дожди прекратились, мы въехали в засушливые районы страны, позади 3000 км со старта, позади остался город Culaba. Весны как не бывало здесь жара стоит днём и ночью нестерпимая. Решили иногда раздеваться по пояс, чтобы было не так жарко, но люди почему-то смотрят на нас не очень хорошими взглядами, а девушки — с явным интересом. Быть может здесь не принято ходить раздетым на улице, или у них считается, что ещё на дворе зима стоит, а может быть — для них это и не жаркая погода?! Мы так и не поняли.
Но иногда, среди этой дикой жары, вдруг налетают тропические шквалы с сильным ветром и ливнем, с неба буквально обрушиваются реки воды. Я почему-то думал, что большая часть пути будет проходить через джунгли, а получилось, наоборот, от самого океана всё тянется и тянется саванна, густой растительности нет, по лугам и полям разбросаны редкие деревья на них листва пышная, да ещё встречаются и редкие пальмы — вот тебе и ожидаемые джунгли!
На обочинах дорог можно увидеть большие гниющие туши сбитых машинами обезьян, однажды видели раздавленную полуметровую ящерицу. Ночью на дорогу выползают огромные жабы, каких я ещё никогда не видел, шлёпают прыгая, словно человек шлёпанцами. А то выползают на дорогу большущие пауки величиной почти с голову человека; так что, когда еду ночью, да на приличной скорости, то очень внимательно вглядываюсь в клочок дороги высвечиваемый фарой — наезд на такого паучищу с мясистым телом может стоить нам жизни! Поскользнёшься!
В этом, биологическом, смысле, здесь вообще надо привыкать: везде, по стенам палатки, когда мы её разбиваем, в придорожных столовых, в кафушках — везде лазают непонятные объекты типа ящериц и гигантских жуков. Надо было пригласить в команду специалиста-энтомолога; нам поначалу было как-то непривычно от такого жуткого соседства, но потом привыкли — ничего страшного! Так и местные жители — не обращают на эту живность никакого внимания!
С 20 на 21 сентября снова ставили палатку, где-то рядом был городка Какерес (Caceres). Далее нам на Вильену (Vilhena).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.