Ботсвана. Пустыня Калахари и алмазы

Как всегда иммиграционный пост прошли быстро. Ребят отослал к мотоциклам и, как всегда, иду в свою «любимую» таможню. Таможенник — негр, старший, спросил:
— На чём вы едете, откуда, куда?
Попросил документы на мотоциклы, задал вопрос, который был мне очень неприятен:
— А где же ваучер депозитный?
— Какой такой ваучер? — в свою очередь я задал вопрос, делая вид, что мне подобный вопрос задают впервые. Он показал мне этот самый ненавистный ваучер, который показывали в Египте, Кении, Танзании, везде, на таможне. Понял, к чему он всё подводит — въезд в Ботсвану будет или невозможен, или придётся платить депозит.

botswana
Решил, много платить не буду, лучше вернёмся обратно в Замбию и поедем сразу в Намибию, по очень плохой дороге 145 км. Опять «напряг» на границе, когда же это кончится-то?
— Я хочу посмотреть на ваши мотоциклы и на ваших друзей! — сказал таможенник.
— Пойдёмте. Мы — гоночная группа, испытываем русские мотоциклы!
— А-а-а, понятно!
За углом здания сидели Володя с Санькой, на меня смотрели такие усталые, унылые глаза ребят. Завидев таможенника, стали подниматься. Он заговорил с ними на английском языке, но им, конечно, ничего не было понятно. Я старался держаться бодрей, чтоб произвести впечатление гоночной группы.
— Пацаны, вы хоть скажите, здравствуйте!
Володя как будто язык проглотил, из его горла вырвался нечленораздельный звук, а Сашка жалобно простонал на русском языке:
— Здравствуйте!
— Вы что «гуд дей» или «хэлоу» сказать не можете?
Мне так стало смешно: интересно, что подумал про нас таможенник, глядя на наши небритые физиономии, грязные одежды, измученные лица — наверное, какие-то бомжи, а не гоночная группа. Он привёл меня в другую контору, что-то объяснил девушке, сидящей за компьютером, и ушёл.
— Сколько стоят ваши мотоциклы? Я с серьёзным видом:
— 700 долларов USA — два мотоцикла, тот что побольше — 400, а поменьше — 300.
Мой ответ её почему-то удовлетворил, на моё счастье. Процедура оформления длилась очень долго, в конечном счёте, с меня срубили 210 долларов — депозит и страховка. Через три часа мы уже ехали по вечерней Ботсване.
Люди мне тут не понравились, чувствуется проявление неуважения и равнодушие к белому человеку, они несколько высокомерно ведут себя с нами. Такие чопорные, важные. Возле магазина видел объявление, наподобие как у нас — «Их разыскивает милиция!», и главное, на шести фотографиях — белые лица, можно подумать, что чернокожие преступлений не совершают, а вся беда от белых.
Зато в Ботсване населённых пунктов мало и людей тоже мало, а дороги вообще пустынны, где хотим — останавливаемся, и ни одной живой души, счастье! Только проезжающие иногда машины нарушают тишину. И место для ночёвки находить легко, не надо долго искать, здесь везде безлюдно.
Вечером нас беспокоят только дикобразы, разные тушканчики и множество клещей, но они кусают редко. Пищу, чай, готовим теперь на костре, до этого в других странах использовали примус, костёр не разводили, чтоб не привлекать внимание вездесущих людей. Так обрадовались костру, любуемся пламенем, наслаждаемся запахом костра, дыма, словно мы дома — на берегу реки Урал, а вокруг мелькают туда-сюда горящие глаза тушканчиков, они напоминают мне кенгуру, только маленькие.

Много тут страусов, но при нашем приближении они улепётывают от дороги. Сегодня двух страусов гнал вдоль дороги на мотоцикле: еду, а они рядом бегут со скоростью 70 км/ч, с перепугу забыли что надо свернуть! Верно пишут в книгах — с какой скоростью страусы бегают!
Громадина такая, с длиннющей шеей, вдруг выскочила внезапно с обочины и ломанулась в кусты, испугавшись звука двигателя, я тоже аж отпрянул в сторону, сердце забилось от внезапности, вот это зрелище! Жираф!!! Громадный, в два раза выше верблюда; если сравнивать вблизи жирафа и верблюда, то верблюд окажется карликом. В зоопарке видеть это не интересно, да они и более массивны на воле.
Тропический лес перешёл в пустыню Калахари. Но в этой пустыне, вопреки моим представлениям, из песка растут невысокие деревья, кустарник, жёлтая трава. И не очень жарко — зима, всё же. Да и спускаемся на юг, ближе к Антарктиде.
Дорога всё также проходит по пустынной местности. Вдруг нас обогнал джип, остановился, выходит из кабины белый мужчина и рукой машет, мы останавливаемся, он подбежал, поздоровался, спросил «куда мы едем?»
— Я уже понял, что вы из России, по нашивкам на куртках, хочу вас пригласить к себе домой, в столицу Гобороне, я сам тоже мотоциклист, имею Хонду.
Тут подошла его спутница, чернокожая девушка, тоже поздоровалась с нами.
— Спасибо за приглашение, брат! — отвечаю. — Но мы едем в Намибию, и: заезжать в Гобороне не собирались, слишком далеко в стороне от нашего пути. Торопимся! Извини!
Что ж, он расстроился. Поговорили ещё, попрощались, пожав друг другу руки, и кстати, девушка тоже как и мужчина — за руку. Здесь я заметил, женщины имеют одинаковые права, а может даже больше, чем мужчины, ведут они себя высокомерно и даже работают на АЗС. Здесь начался экономический подъём после того, как обнаружили алмазы, и страна заметно выходит из нищеты, вот ботсванийцы и возгордились. Для нас это плохо тем, что цены на продукты тут высокие, жизнь дорогая. Зато радуют хорошие асфальтированные дороги, с дорожной разметкой и светоотражателями на асфальте, лет двадцать назад этого, наверное, не было — до алмазов.

Всё большее число людей интересующихся нами, включая и полицейских, удивляются, когда узнают — откуда мы приехали, когда говорю, что от этого места до России мы преодолели уже 12500 км, все присвистывают. Такое началось после Танзании.
Ботсвану, мы проехали быстро, да что тут ехать — 1100 км за двое суток, но о стране сложилось не очень хорошее впечатление. Казалось бы, и дороги хорошие, и еда есть, и уровень жизни людей относительно высок, а люди какие-то не такие. Магазины и заправки почти как в Европе, но всё-таки многое зависит от людей. Были бы они поприветливее, подобрее, впечатление от страны было б совсем иное.
Появились в стране деньги, наверное это и испортило людей.
Приехали на границу с Намибией — городок Мамуно. Как хорошо, очереди на посту нет, подали паспорта, чтобы поставили выездные штампы. Девушка в руках держит наши паспорта и в недоумении переводит взгляд с одного на другой: я понял в чём дело, пояснил — «We are twins», то есть — «близнецы», она как засмеётся, паспорта отдала и всё продолжала смеяться. Потом ещё пояснила, что депозит за мотоциклы могут отдать только через две недели, не раньше, попросила оставить свой адрес в ЮАР или Намибии. Я дал ей адрес российского посольства, она была удивлена такому адресу.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.